«Колька, запомни, ты вошел в историю»

  • от редакции
  • 08.05.2018
  • 169

Последнее время я увлекаюсь плаванием. Однажды мне стало интересно узнать, были ли в Карелии пловцы, которые участвовали в военных действиях. Благодаря долгим поискам я вышли на Николая Константиновича Яковлева.  К моему стыду, я ничего не знал об этом человеке и его судьбе. Было известно, что это один из первых тренеров Карелии по плаванью и участник ВОВ. Обратившись к источникам в Интернете, я узнал, что Николая Константиновича уже давно нет в живых, и, казалось бы, информацию об этом человеке черпать неоткуда. Но к моему счастью у его дочери Натальи Николаевны, были бережно сохранены все статьи, где упоминалось о ее отце. Ни в каждой семье так бережно хранят память. Благодаря этому уникальному архиву я познакомился с замечательным человеком, который помимо тренера по плаванью был юнгой первого призыва Соловков.

Я слышал о юнгах, слышал о Соловках, но никогда не читал об их судьбах. Оказывается, мои ровесники находились вдали от своих семей и мечтали попасть на флот, чтобы сражаться с врагом наравне со взрослыми.  Из воспоминаний Яковлева я осознал, что человеку нужны очень серьезные мотивы, чтобы справиться со страхом смерти и необходимостью убивать самому. Характер человека существенно меняется на войне, становясь более жестким, меняется отношение к миру. И как замечательно, что после войны позитивный настрой, активная жизненная позиция и любовь не ушла из жизни Николая Константиновича, а только увеличилась. И выразилось все это в спорте, тренерской работе и воспитании детей (как своих собственных, так и тех, кого он тренировал).

«Когда началась война, мне уже было 15. Нас погрузили в теплушки и повезли на восток. Высадили в г. Свердловске. Там на заводе точили снаряды, и тут прошел слух, что набирают в школу юнг. Работа была тяжелая: 8 часов у станка, а потом еще 6 часов учебы, там же у станков. А нам всем хотелось на фронт: боялись, что вот-вот кончится война, а мы не поучаствуем. Вот мы и решили сбежать на фронт с Ваней Вихровым. Шаг был рискованным. Под суд могли угодить, но нам повезло. В Архангельске попали в полуэкипаж. Прошли медкомиссию, шинели до пят и на судно курсом на Соловки». Работали ребята на протяжении светового дня. Когда приближались холода, и день становился короче, делали перекур не больше 10 минут. Так как воспитанникам курить не полагалось, то перерыв проходил в оттачивании строевой подготовки. И только перед обедом можно было на 10 минут разойтись. Уже к первому снегу землянки были готовы, и занятия начались.

После окончания учебной подготовки больше всего воспитанников стремились на Северный флот, там быстрее можно было окунуться в военную жизнь. Именно на север и попал Николай Константинович. По распределению он оказался на плавбазе подводных лодок «Умба», где заменил выбывшего по болезни рулевого перед самым боевым заданием. Так Яковлев стал рулевым подводной лодки «С-103».

Его первый поход начался со шторма. К утру второго дня лодка вошла в район боевых действий, и командир судна доверил нести вахту на вертикальном руле Николаю Константиновичу. Тот справился с обязанностями: команды выполнял быстро, ни разу не сбился с заданного курса. Был рассчитан четырехторпедный удар, который потопил сразу два вражеских судна. После чего благополучно вернулись на базу. Это было первое боевое «крещение». После возвращения на базу Яковлев аккуратно нарисовал на рубке красную звезду и в центре ее тщательно вывел цифру «2» (число потопленных кораблей). И еще ни раз в течение войны Яковлев старательно выводил цифры.

День победы экипаж встретил в море. Субмарина вышла в море, но поступил приказ вернуться, это было 8 мая. Тогда все узнали, что война кончилась. Яковлев помнит этот момент так: «Все выскочили на пирс, офицеры из ТТ стреляют. А я вышел, сел на кнехт и подумал: «Ну ладно, Колька», жив остался».

Чуть позже пришла спецкоманда отправить представителя от корабля на Парад Победы в Москву. И снова повезло Николаю. Он прошел комиссию (нужно было быть выше 172 см, чтобы не было кривизны ног, и чтобы четко выполнял команды). Тренировались почти полмесяца каждый день. Это было тоже нелегко – весь день выполнять команды и маршировать. На параде Яковлев запомнил, как из Кремля, гарцуя на лошади, выезжал Рокоссовский и Жуков, дальше кричали трехкратное ура. «Ребята говорят: «Колька, запомни, ты вошел в историю». Я такую гордость испытывал за Северный флот, за лодку, за наш родной Петрозаводск. Сам про себя подумал: простой мальчишка, вывез станки на Урал, воевал, на Параде Победы был…». На Параде Победы в Москве Николай Константинович был трижды, но тот первый раз остался в памяти навсегда.

Когда я знакомился с воспоминаниями Николая Яковлева, казалось, что я давно с ним знаком. Каждодневные физические тренировки, зарядки, купание осенью и зимой, ходьба на лыжах. Он был чемпионом спорта по горным лыжам. С 1946 по 1951 год участвовал в Спартакиаде Североморцев, где продемонстрировал прыжки с 25-метрового трамплина, был неоднократным чемпионом флота по слалому, тренировал и сам выступал за команду водного пола Северного флота. И все это сочеталось в одном человеке.

В 1966 году семья переехала в Петрозаводск. Николай стал работать тренером по плаванию в новом плавательном бассейне. Он воспитал таких мастеров спорта по плаванью как Проказова Светлана и Александр Силкин Мне было страшно, когда я представлял себя на месте подводников, затаивших дыхание, проплывая минное поле. Я растрогался, когда Николай Константинович вспоминал День Победы и был очень горд за него и свою страну. Теперь я знаю, что мое увлечение плаванием может сильно пригодиться в жизни. Люди, чья судьба связана со спортом — выносливы, трудолюбивы и здоровы телом и духом.

Максим Макаршин