Великая Отечественная война в жизни моей семьи

  • от редакции
  • 24.04.2018
  • 460

Я знаю о войне лишь понаслышке.… Но и этого достаточно, чтобы передать то, что происходило тогда, в начале сорок первого и в мае сорок пятого годов. Как бы это грустно не звучало, но все же практически в каждой русской семье есть родственники, которые поучаствовали в той Великой Отечественной войне. По рассказам моих родителей, бабушек и дедушек в моей семье были прадедушки и прабабушки, пережившие те самые страшные годы своей жизни

О своих прабабушке и прадедушке я много узнала из рассказов мамы и деда.  Моя прабабушка Лескова Анна Власьевна родилась 04 ноября 1906 года. В самом начале войны проживала в селе Малая Вишера со своим маленьким сыном, работала в школе библиотекарем. Во время эвакуации они были направлены в деревню Пестово Новгородской области к сестре первого мужа. Так как с собой она решила взять основную кормилицу – корову, то на пароме не стала сплавляться, приняла решение добираться с обозом. Поскольку бабушка была партийная, а ее первый муж до ухода на фронт работал директором школы, ей выделили лошадь. Всю свою дальнейшую жизнь в разговорах с детьми вскользь недоумевала о том, что ее остановило тогда – судьба или случай… Прямо на их глазах началась немецкая атака, во время которой паром разбомбили, и все люди погибли… Через месяц, сильно исхудавшие, грязные и вшивые добрались они до деревни. По прибытии Анна Власьевна сразу направилась в райком партии, где ее назначили председателем соседнего колхоза Бревново, так как ранее прабабушка закончила библиотечный факультет Коммунистического политико-просветительного института им. Н. К. Крупской в Ленинграде. Позднее ей пришла похоронка на первого мужа.

Своего второго мужа, моего прадедушку, Анна Власьевна встретила в д. Бревново Хвойнинского района Новгородской области. Петров Иван Петрович (приложение 2), так звали моего прадеда, вернулся на свою малую родину в д. Бревново после тяжелейшего ранения. Целый год он лечился в госпиталях, и во время перевоза из одного госпиталя в другой у него началась гангрена. В Новосибирске прадедушке ампутировали ногу в свой день рождения. В процессе выздоровления главный врач решил отправить прадеда эшелоном домой, но дед забеспокоился и нашел причины отказаться, словно почувствовал что-то… Впоследствии он узнал, что тот эшелон разбомбили.

Мой прадед родился 29 января 1923 года. Мама рассказывает, что прадед никогда не любил рассказывать о войне, делал это неохотно и практически всегда уводил разговор на другие темы. Но мне повезло больше, чем маме, при изучении судьбы моих родственников, участников ВОВ, я исследовала одну из крупнейших интернет-баз — это Общедоступный электронный банк документов «Подвиг Народа в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» (http://podvignaroda.mil.ru/). В нем к кратким сведениям о воинах прилагаются (если их удалось найти в архивах) электронные копии документов с подробностями об их судьбах. И здесь я обнаружила информацию о награде прадеда с кратким изложением личного боевого подвига. Из наградного листа мы узнали о том, что «бывший стрелок 1064 стрелкового полка 281 стрелковой дивизии 54 армии т. Петров, участвуя в боях в наступлении на станцию Погостье, был тяжело ранен в правую ногу нижней конечности. Ранение по категории относится к тяжелому, по состоянию здоровья признан к военной службе негодным… Заслуживает награждение – Орден Славы третьей степени».

Эта информация и послужила дальнейшей отправной точкой моего исследования, поскольку операция, в которой участвовал прадед, как «не имевшая успеха», была забыта, долгие годы о ней ничего не рассказывалось. А ведь мой прадед участвовал в одной из кровопролитнейших битв Ленинградского фронта, в боях в районе станции Погостье. Из Интернет-источников, словарей, художественной литературы я узнала о том, что в период зимы 1941 — весны 1942 годов станция стала отправной точкой для начала Любанской наступательной операции по прорыву блокады Ленинграда. Войска 54-й армии, в составе которой служил прадед, должны были прорвать фронт, продвинуться до станции Любань на Октябрьской железной дороге и соединиться там со 2-й ударной Волховской армией. «Известно, что из этого замысла получилось. 2-я ударная армия попала в окружение и была сама частично уничтожена, частично пленена вместе с ее командующим, генералом Власовым, а 54-я, после трехмесячных жесточайших боев, залив кровью Погостье и его окрестности, прорвалась километров на двадцать вперед. Ее полки немного не дошли до Любани, но в очередной раз, потеряв почти весь свой состав, надолго застряли в диких лесах и болотах[1]».

«Кадровая армия погибла на границе. У новых формирований оружия было в обрез, боеприпасов и того меньше. Опытных командиров – наперечет. Шли в бой необученные новобранцы[2]»… В их числе был и мой прадед, ему было 18 лет, без обмундирования, с одной винтовкой на двоих сразу отправили с пополнением в непроходимые болота Погостья, где «холод стоял страшный: суп замерзал в котелке, а плевок, не долетев до земли, превращался в сосульку и звонко брякал о твердую землю… Снег стоял выше пояса, убитые не падали, застревали в сугробах. Трупы засыпало свежим снежком, а на другой день была новая атака, новые трупы, и за зиму образовались наслоения мертвецов, которые только весною обнажились от снега, — скрюченные, перекореженные, разорванные, раздавленные тела. Целые штабеля»»[3]. Сегодня официальная цифра погибших оспаривается, тем не менее, потери составили 308 367 человек[4].

Из крупиц воспоминаний прадеда своим детям, в частности, моему деду Виктору Ивановичу Петрову, в своей первой атаке он был ранен в ногу. Тяжелораненых чаще всего «вообще невозможно было вытянуть из-под обстрела. Но и для тех, кого вынесли с нейтральной полосы, страдания не кончались.

Путь до санчасти был долог, а до госпиталя измерялся многими часами»[5]. Такая же участь постигла и прадеда. Вот как рассказывает его дочь, Валентина Ивановна Беляева: «Папа на мой вопрос о своем ранении сказал, что от сильной боли он «потерялся» в пространстве и в лихорадочном бреде медленно под артиллерийским обстрелом куда-то пополз. Услышав незнакомые голоса и чужую речь, он понял, что попал к немцам, нашел в себе силы развернуться в противоположном направлении… Так, покрытый коростой из крови и грязи, превозмогая боль, обессиленный, но с большим желанием выжить, он добрался до своих…».

После Великой Отечественной войны Петров Иван Петрович был награжден разными медалями, а также Орденом Славы третьей степени. Спустя годы Советское правительство наградило прадедушку в честь освобождения Праги памятными сувенирами, один из которых — кружка, до сих пор хранится в нашей семье и передается из поколения в поколение.

Ивана Петровича комиссовали, и инвалидом он вернулся в родной колхоз, где и познакомился с Анной Власьевной Лесковой, председателем колхоза. Вместе они прожили 36 лет, их не смутила ни разница в возрасте в 16 лет, ни инвалидность прадеда.

После окончания войны они переехали на постоянное место жительства в Республику Карелия город Суоярви.

 

[1] Никулин Н.Н. Воспоминания о войне. – 2-е издание. СПб. Издательство Гос.Эрмитажа. – 2008г.

[2] Никулин Н.Н. Воспоминания о войне. – 2-е издание. СПб. Издательство Гос.Эрмитажа. – 2008г.

[3] Никулин Н.Н. Воспоминания о войне. – 2-е издание. СПб. Издательство Гос.Эрмитажа. – 2008г.

[4] Интернет-ресурс. Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki

[5] Никулин Н.Н. Воспоминания о войне. – 2-е издание. СПб. Издательство Гос.Эрмитажа. – 2008г.