Вернувшийся из ада

  • от редакции
  • 08.05.2018
  • 307

Великая Отечественная война — страшный период в жизни многих людей. Эти горькие годы легли тяжким грузом на плечи мужчин и женщин, детей, подростков, пожилых людей, желавших жить полной и счастливой жизнью, наслаждаться жизнью сейчас и стремившихся обеспечить такую же жизнь своим детям. Война застала этих людей врасплох, разрушила все планы.

Так, мой прадед Дьяков Иван Васильевич застал июнь 1941 года в городе Тотьма, по дороге на Родину в отпуск. В 1938 году Иван Васильевич был призван на срочную службу в военно-морской флот с должности фельдшера городской больницы. После прохождения курсов повышения квалификации военных фельдшеров направлен служить в войсковую часть на острове Эзель в Балтийском море. В военное время остров играл важную роль в системе обороны Российского и Советского Военно-морского флота. Южный остров Моонзундского архипелага, Эзель, прикрывал вход в Рижский залив. Особое внимание острову уделялось и в планах вермахта. Захват Моонзундского архипелага намечался уже в рамках проведения операции «Барбаросса». Высадка войск на остров началась 13 сентября, а уже 4 октября в Москву пришла радиограмма о последнем бое. Войска Береговой обороны Балтийского района эвакуировать, в отличие от Таллина и острова Ханко, не удалось.

Мой прадед служил в 317 артиллерийской батарее в должности начальника санитарной службы. О судьбе этой батареи известно немного, так как она была захвачена гитлеровскими войсками неожиданно, даже не успев вывести из строя несколько орудий, которыми впоследствии воспользовались немцы для обстрела соседних островов. К концу 4 октября — дню окончания боевых действий на острове, все уцелевшие эзельские военные медики и их пациенты попали в немецкий плен.

Из автобиографии моего прадеда я узнала, что вначале он был в Эстонии, в лагере военнопленных, там он переболел тифом. С 1942 года побывал в концлагерях Латвии, Литвы, Польши, так дошёл Германии. Проживал и работал в госпиталях для военнопленных.

Иван Васильевич о лагерях рассказывал мало, это страница оказалась самой тяжелой и неприятной для него в период войны. Через какой ад он прошёл, об этом можно только догадываться. Он отмечал, что русские в концлагерях отличались сплоченностью, взаимопомощью, в плену приходилось очень непросто, не хватало еды, воды, времени на отдых, восстановление сил, и поддержка соотечественников была очень важна, она, наряду с мыслями о великой победе, давала силы бороться с фашизмом даже, находясь в плену.

Прадед не любил рассказывать о войне, его автобиография была создана по просьбе моего дедушки, но большая часть его истории туда не попала. Для получения наиболее полной информации о его войсках, о месте службы, о жизни в плену мне пришлось обращаться к интернет-источникам, в которых я смогла найти важную информацию.

В 1945 году Иван Васильевич был освобождён красноармейскими войсками и, после прохождения фильтрационного пункта близ города Львова, был отправлен на Родину. В вернувшемся домой 45 килограммовом скелете с трудом можно было узнать красавца-богатыря, ушедшего на фронт 5 лет назад. Прадед, как и все, радовался победе, гордился защитниками Родины, но в тоже время, он не считал себя одним из тех, кто приложил к этой победе все свои силы, вложил в неё душу. Он чувствовал своего рода вину за то, что не смог сражаться за Родину на фронте, защищая её от врагов и освобождая родные города и села.

Своим рассказом я хотела показать, что судьбы не всех солдат, прошедших этот страшный период войны, были героическими, но все они внесли свой вклад в Великую Победу. Благодаря тому, что мой прадед выжил,  не сломался, пройдя через ад концлагерей, дошёл до малой Родины, я живу на этой земле и будут жить мои дети.

Анастасия Дьякова