«Война лишила детства, но не духа»

  • от редакции
  • 08.05.2018
  • 205

Дети, кого война лишила детства, но не духа, стали невольными участниками и свидетелями самого ужасного, что может случиться в жизни целой страны.

Поскольку я сам нахожусь в подростковом возрасте и у меня подрастает четырехлетняя сестра, я даже не могу представить, что было бы с нашей семьей, столкнись мы с войной.

Поэтому мое внимание привлек рассказ ребенка войны, которому было столько же лет, сколько и моей сестре, когда он очутился в блокадном Ленинграде. Это история Виктора Николаевича Васильева, известного в Петрозаводске, как ректора Петрозаводского Государственного университета.

Родился Виктор Васильев 5 апреля, 37-го года в деревне Кузьмолово, это сейчас окраина Ленинграда. Мама была финка из рода Карьялайнен, ее отец и мама жили все время на Карельском перешейке, были ингермаландцами. В 38-м году, когда Виктору было всего полтора года, отца арестовали и расстреляли. И причем, как это может показаться странным несмотря на то, что Виктор Николаевич был еще маленьким, но арест отца помнит до малейших деталей. «У нас был свой маленький домик, дома мы были с папой вдвоем. Я заметил, что он заволновался: ходит по комнате, заглядывает в окна. А окна были низкие, я дотянулся и посмотрел: идет офицер, у него кожаная портупея, наган висит сбоку, рядом три солдата с винтовками. Они заходят в дом, папа протягивает командиру свой пистолет (он был в районном управлении заместителем начальника председателя)… И его увели…И больше я ничего не помню. А это я помню четко».

Начало войны. Немцы быстро подошли к Ленинграду. Мама Виктора устроилась на машиностроительный завод имени Карла Маркса (во время войны он выпускал катюши). «Была зима, мама меня на финских санях вывезла к большой дороге, проголосовала (мимо шел автобус с военными), нас подвезли до Ленинграда. И что я очень хорошо зрительно помню – она отдала пачку «Беломорканала» водителю. Нас поселили в общежитии при заводе. Мама работала, рано утром уходила, поздно вечером приходила. А я весь день лежал в кровати, голодный, холодный». И так было до марта 42-го года, пока 30 марта не эвакуировали завод вместе со всеми рабочими в Пензу. Людей посадили в полуторки на берегу Ладоги, и переправили. Об этой переправе в памяти Васильева сохранился только первобытный страх перед водой, которая могла засосать переправляющиеся машины.

Свой пятый день рождения маленький Витя отметил кружкой кипятка и половиной луковицы. Это все, что осталось из еду у них с мамой.  Но это единственный день рождения, который крепче всех остальных засел в памяти.

Когда приехали в Пензу, к эшелону подкатили полевые кухни с киселем, чтобы напоить изголодавшихся людей. Но многие, очень многие, обпивались этим киселем и тут же умирали. Виктор Николаевич хорошо помнит, как шагал через трупы.

Такие детские воспоминания. Жутко, неправда ли? Однако я убежден, что такое несчастливое и трудное детство поспособствовало Виктору Николаевичу стать активным, целеустремленным, ничего не боящимся человеком. Понимание того, что благодаря честному труду можно добиться много в жизни, позволило Виктору Васильеву в течение долгого времени занимать должность ректора Петрозаводского Государственного университета, быть активным в науке, работе и во всех жизненных ситуациях.

Андрей Хемеляйнен